Про родителей

Некоторые мои мысли по поводу отношений с родителями.  Мне хочется его систематизировать лично для себя, и поделиться, вдруг кому-то будет полезно.

1) Родители нам даются как наша личная модель Бога — те, кого надо слушаться, те, кто любит нас несмотря ни на что, и справедливы, те, кто всегда защитят и успокоят, те, кто наказывают, любя.. В них объединяется мужская и женская энергия, поэтому в детстве (да и потом тоже) ребенок эмоционально воспринимает только цельную картинку «родители», а не отдельно «мама» и «папа», поэтому так тяжело даются разводы детям.
С определенного возраста, родители уже перестают играть такую роль, надо перестраиваться и переносить опору уже на настоящего Бога. Но поскольку очень часто у нас такого понимания долго не происходит, родители остаются таким образом Бога в нашей голове. с которым мы нет-нет, да и соотносим свои действия и мысли, подсознательно хотим от них одобрения и похвалы. Девочки, которые в детстве не получили полностью признания папы и мамы, уже будучи замужем продолжают (внутренне и зачастую неосознанно) стремиться добиться одобрения отца или доказать что-то маме.
Изображение

Как и многие проблемы, эта проблема решается осознанием. Нужно снять родителей с того пъедестала, на котором должен стоять Бог. Понять, что они ОБЫЧНЫЕ ЛЮДИ, не лучше и не хуже.
У меня это произошло позапрошлой осенью: эта картинка почему-то зрительно перед глазами стояла, как я снимаю их, сделанных в виде языческих идолов с некоей сцены-пъедестала и ставлю на землю, на уровень с другими людьми.
Они — ТАКИЕ ЖЕ люди. У них тоже есть свое мнение, свои характеры и ошибки, но это больше на меня никак не влияет.
Любить — да, почтительно относиться — да, но не считать их мнение чем-то для себя решающим и определяющим, или весящим больше, чем мнение других людей этого возраста.
Насколько я понимаю, по-хорошему эти вещи должны произойти в подростковом возрасте, когда ребенок вырастает, вдруг понимает, что не все мнения родителей уж так безоговорочно верны, начинает проявлять свою «самость», родители в свою очередь тоже видят, что ребенок уже не ребенок, и все постепенно перестраиваются ( этот процесс происходит с разной степенью гармоничности). И так постепенно, годам к 18-20 ребенок отделяется от родителей и становится отдельным взрослым человеком.
У меня все было не так. Подросткового возраста как такового у меня не было, я была очень послушной девочкой, «удобным ребенком». Мои родители к тому времени устали от подростковых боев с моей старшей сестрой, и на меня сил у них уже просто не было, а я боялась и не хотела их опять «доводить», как сестра, мне их было жалко. (! прекрасное чувство, по отношению к тем, кто должен быть по отношению к тебе «альфой», и кто по определению должен уметь принимать твои негативные эмоции). Потом после школы я уехала и жила одна, они давали денег, я приезжала на каникулы, потом стала работать и приезжать перестала, потом вышла замуж, потом родила дочку. И вот когда мама приехала «помогать» после родов — видимо произошло то, что должно было произойти еще 10 лет назад — окончательный разрыв психологической пуповины. Т.е. мама по привычке меня считала маленькой девочкой-неумехой, а мне в свою очередь было странно что взрослый, отдельный от меня человек, который детьми занимался последний раз 12 лет назад мне, взрослой 26 летней женщине вдруг что-то навязывает.
В общем, всему свое время, в том числе и отрыванию от родителей. Если не сделать это вовремя, то потом будет болезненно для всех.

2) Даже при окончательном перерезании психологической пуповины, родители все равно продолжают жить в нашей голове. Потому что за годы жизни, когда мы руководствовались их мнениями и их установками, они смешались с нашими собственными и иногда не отличишь — где чьи.
Это может быть многим непонятно, у кого более гармоничное было детство, но у меня здесь болевая точка. В лекциях Нарушевича говорится о том, что самая главная задача в человеческой форме жизни — научиться желать, а ведь многие из нас росли в полномы отрыве от своих желаний. За меня всегда все решали, за меня определяли, чего мне стоит хотеть, а чего нет, конечно, меня слушали, но все мои «неподходящие» желания игнорировались и заменялись подходящими по причине того, что «ты маленькая и еще не понимаешь» и «вырастешь- поймешь».

И я только сейчас потихоньку отрываю в себе эти вещи — где МОИ желания, не мамины, не желания общества, не навязанные стереотипы.

Так вот, я для себя поняла, что нужно отслеживать голоса в своей голове. Очень часто какие-то мнения и оценки — на самом деле не наши, а родительские.

Приведу пример: когда я где-то в интернете увидела рекламу семинара для девочек 10-12 лет, где их учат правильно одеваться, подбирать аксессуары и все такое — еще до того, как я успела что-то подумать, в моей голове папиным голосом прозвучало «какую только ерунду не придумают, лишь бы деньги из родителей тянуть». И вот тогда я эту мысль за хвост — хвать! И рассамтриваю ее:»так, ты здесь откуда?» Это папины мысли, не мои, но они звучат в МОЕЙ голове.
Изображение
Для того, чтобы их «хватать за хвост», нужна внутренняя осознанность, к которой мы все стремимся.
Мамины установки тоже всплывают достаточно часто и в еще более незаметной форме, часто принимаешь их за свои. Это не только к мыслям относится, но и к привычками, например вчера заметила, что автоматически запихиваю ненужный старый пакет в дальнюю коробку с мыслью «а, потом разберусь» — и тут же себя хватаю за руку: это кто сейчас туда пакет положил, я или мама? Это мамина привычка, а я неосознанно (все еще!) копирую.

3) В каком возрасте у вас начались проблемы с родителями?
Эта цифра — это психологический возраст папы или мамы на тот момент. Эту мысль я услышала в то ли в разговоре психолога Ольги Троицкой с Александром Гордоном, то ли у Марины Таргаковой, не помню, к сожалению. Я стала сопоставлять факты, и у меня все встало на свои места.
Пример первый — мой папа. Проблемы начались, когда у нас с сестрой начался подростковый возраст — примерно лет с 12.
До этого добрый и веселый, правда иногда ругающийся папа вдруг стал нервным, истеричным, злым. И он все время кричал на нас по любому поводу. Ну или просто сбегал и проводил время в гараже или на даче. Мой папа любит «подстебывать», дразнить, ехидничать, нажимать на больные мозоли и радоваться негативной реакции, а потом деланно удивляться «ну чего ты обижаешься, ты что, шуток не понимаешь». Раньше я ловилась на удочку этих издевательств, ругалась, обижалась, даже иногда плакала. Потому что был в голове образ Отца, который восхищается своей девочкой, говорит ей какая она принцесса и все такое, а раз он так не говорит, а только обижает, значит я недостаточно хороша.
И вот, после того видео я вдруг посмотрела на все мои непонимания с папой и поняла — да ведь он же 12 летний мальчик! Знаете мальчики-подростки вечно дразнятся, знают как задеть девчонок, рассказывают пошлые и неуместные анекдоты и т.д. Поэтому мой папа великолепно общается с детьми, потому что он ближе к ним по духу, а вот когда они становятся старше, там уже начинаются проблемы.
И вот сейчас стоит себя спросить — стану я обижаться на комментарии от 12 летнего мальчика? Да нет, конечно. Вот так я и перестала обижаться на папу.И дело тут не только в ехидных издевательствах. ВСЕ черты его поведения, с детства, о которых не буду подробно писать, которые меня очень обижали, из-за которых я очень переживала, очень легко объясняются вот с этой позиции — внутри себя он просто невыросший мальчик-подросток. Почему он не вырос — это уже отдельная история. У нас где-то есть папина фотография из детства, где он такой залихватский подросток-задира в смешной кепке. Вот он такой и остался где-то в глубине себя.

Пример второй, про маму.
Проблем с мамой у меня не было до 25 лет, до тех пор, пока не родилась моя дочка. И тут началось такое, что мы прервали общение почти на год, а потом общались достаточно редко.
Когда я узнала этот секрет про возраст, я вспомнила, что моя мама первого ребенка родила не планируя, в 19 лет. И вот я представила эту 19-летнюю девочку, которая жила тогда с мужем у родителей мужа, с необходимостью заканчивать университет и маленькой малышкой на руках, не знающей толком что с ней делать, что да как (ни курсов, ни видео — вообще никаких особых знаний, кроме немногочисленных книжек, а в основном — бабушкиного опыта).
И у мамы тот ее опыт наложился на мой, и она стала мне помогать так, как помогали ей -говорили что да как, что можно и что нельзя, как кормить, держать, купать, и т.д  Вы понимаете, во что это вылилось — в то, что ВСЕ что я делала со своим ребенком было не так по ее мнению. Я очень злилась, как вы понимаете, и мне потом было нужно много времени, чтобы прийти в себя.
Но когда я мысленно увидела маму не 50-летней женщиной, а неопытной молодой девочкой лет 20-25, у которой бабушкин опыт — единственный источник знаний о детях , я совершенно по-другому стала смотреть на нее: ну естественно, она не поймет, как это так, ее родная дочь делает все не так как она говорит, а все наоборот. И мне стало очень легко на нее больше не обижаться за это.

Это механизм работает так: мы можем адекватно взаимодействовать с ребенком тогда, когда мы по отношению к нему «альфа», когда мы старше, взрослее и умнее во всех смыслах, когда мы — лидер в отношениях. Когда мы можем принимать негативные эмоции младшего. В английском языке есть подходящее выражение «to be a bigger person». Вот например 30-летней маме несложно принять эмоции 3х-летнего ребенка, который упирается и не хочет уходить с детской площадки. У нее хватит терпения его выслушать, принять его чувства, объяснить, что уходить все-таки надо, а если что — то хватит и силы взять в охапку и унести домой.
А вот если эмоции уже не 3х летнего ребенка, а 15 летней девицы, которая закатывает маме скандал из-за того , что хочет, например, какие-нибудь другие сапоги. А у 45-летней мамы это накладывается на ее собственное глубоко спрятанное чувство обделенности, может мама тоже где-то в глубине души тоже чувствует себя такой девочкой, которой «недодали». Эти эмоции резонируют и получается грандиозный скандал, когда мама уже не может быть терпеливой, вдумчивой «альфой», когда мама не может принять негативные эмоции дочери, не потому что она девочку не любит или девочка плохая и неблагодарная, а просто потому что сама где-то такая же невыросшая девочка-подросток и в итоге тоже срывается на истерику.
Соответственно, гармоничная ситуация — это когда твоей дочери 25, а тебе 50 и ты мудрая на эти 50 лет. И тогда ты с позиции более старшего, мудрого человека, понимая, что перед тобой взрослый человек, уважая своего выросшего ребенка (!) можешь что-то терпеливо объяснить, донести свою позицию.
А если тебе в душе те же 25 и ты воспринимаешь неприятие твоих советов, как нападение на тебя лично, то происходит конфликт. Представляете, ко мне бы пришла 25 летняя подружка и начала говорить, что я все не так делаю?
Да, и еще помогла Ольгина фраза о том, что только к третьему ребенку начинаешь поинмать какие-то вещи. И видимо наши родители (мои по крайней мере), только к внукам поняли что да как, и поэтому начинают учить жить, но натыкаются на противодействие.
В общем, девочки, давайте стараться с возрастом мудреть! Чтобы потом у наших деток не было вот таких «разобров полетов», чтобы они находили в нас поддержку, мудрость, терпение и любовь.

(2014)
Изображение

P.S. Очень полезная статья на похожую тему: Постматеринство. http://alpha-parenting.ru/2013/08/13/postmaterinstvo/

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s